04:03 

Сволочкова
Нет я не злюсь милый ! Я бл*дь притворяюсь !!!
В этой жизни - я женщина. В следующей жизни я бы хотела родиться медведем.
Когда ты медведь, ты можешь впадать в спячку и ничего не делать, а только спать по шесть месяцев. С этим я справлюсь.
Прежде чем впасть в спячку, ты должна есть до одурения. Я с этим справлюсь тоже.
Если
ты молодая медведица, ты рожаешь детей во сне (они размером с грецкий
орех), а проснувшись находишь подросших, милых детенышей. Я точно с этим
справлюсь!
Если ты мамаша-медведица, ты слов на ветер не бросаешь.
Ты прихлопнешь любого, кто обижает твоих детенышей. Если твои детеныши
своевольничают, ты прихлопнешь и их.
С этим я справлюсь.
Если ты медведица, твой партнер ОЖИДАЕТ, что ты просыпаешься ворча, он ГОТОВ к тому, что у тебя волосатые ноги и излишний жир.
ДА, Я БУДУ МЕДВЕДЕМ!

@темы: Автор неизвестен, Афоризмы, Проза

20:08 

Подруга моя, ведьма с приличным стажем

Angoro4ka
Когда сделаете в жизни столько бесполезного , сколько я , тогда и будете меня критиковать .
Подруга моя, ведьма с приличным стажем,
сказала однажды, выдохнув мятный дым:
"Пошло седею... Зрелость. Но, веришь, даже
не представляю его седым.
Милые мальчики нынче. Совсем не спорят —
то-то от них ни сердцу, ни голове...
Разве что чёткий ритм, как в немецком порно.
Впрочем, ещё попробуй устрой нас, ведьм:
если так много помнишь, какое чувство
может родиться от пепла, золы, воды?
Видишь сама, что я: остуда, пустошь.
... Нет, не могу представить его — седым...".


@темы: Стихи

01:17 

Два в одном.

- Отрывай ноги от пола!
- Я бою-ю-юсь!
Мы барахтаемся на мамином диване. Лёжа на спине, Сашка выравнивает колени – они должны быть параллельны полу – так, чтобы я могла удобно лечь на них животом. Я держу его за руки и пытаюсь оторвать ноги от кровати. Мы учимся летать.
- Чего ты боищься? Я держу тебя. Крепко.
- А вдруг я упаду, вывихну запястье и не смогу лепить с тобой снеговика?
Наконец я решаюсь. Отрываю одну ногу, потом вторую. Руки дрожат от напряжения, я балансирую на го коленках, вцепившись пальцами в ладошки и изо всех сил стараясь удержать равновесие. И замираю в воздухе. Мы смотрим друг другу в глаза серьёзно, сосредоточенно долго. Тут я представляю, как это выглядит со стороны, и взрываюсь смехом. От неожиданности Сашка опускает колени. Я падаю на него и с высоты своего полёта бью лбом в нос. Он тихо мычит от боли.
Я целую его и убегаю на кухню за кубиком ромашкового льда.
- Завтра попробуем без рук, - кричит мне из комнаты Сашка. – А теперь одевайся, Орлёнок.
Сегодня суббота – день покупок. По субботам мы всегда просыпаемся ближе к обеду, одеваемся потеплее и идём в наш супергипермаркет. До него минут двадцать пешком, но нам некуда спешить. Свежий воздух полезен.
Добравшись до магазина, мы долго издеваемся над смешными разъезжающимися дверьми-автоматами. Потом отогреваем руки в тепле коридоров и выбираем самую устойчивую тележку. Сашка сажает меня, всё ещё румяную от мороза, на самый краешек, разгоняется, и мы с ветерком летим между рядами.
Гель для чистки ковров, сыр с дырками «как-в-Том-и-Джерри», малиновое вино, новая чудо-швабра, миндаль на вес, свежая зелень, две большие курицы. Я хватаю банки и коробки одну за одной, тележка быстро наполняется. У полки с турецкими арбузами перед нами до предсказуемости неожиданно вырастает представитель службы безопасности. Вообще-то мы любим арбузы, но в Турции они не сладкие. Я спрыгиваю с тележки, и мы быстро-быстро уходим. Встречи с охранником – это то, чего нужно по-хитрому избегать, это надолго, а у нас на сегодняшний день очень большие планы. Например, купить ещё две формочки для льда.
Мы любим делать лёд. Дома у нас полморозилки формочек – самых разных. В квадратные мы заливаем ромашковый отвар – это моя косметика. А в причудливые Сашка кидает мороженные ягоды из пакетов – для чайных коктейлей. Он любит волшебничать на кухне, когда я аккомпанирую ему на клавиатуре, - печатаю километры шпор к зимней сессии. Сегодня мы решили купить мне новую клавиатуру – чёрную. С красными буквами.
Мы живём вместе уже месяц. По ночам я засыпаю у него на плече. Никогда не встречала плеча удобней. Серьёзно – оно словно выточено по форме моей головы.
Он обнимает меня, шепчет «спокойной ночи, …» (здесь каждый раз следует моё новое имя). И тут же засыпает. Моментально.
А утром мы просыпаемся в том же положении, в котором уснули. Я всегда встаю первой, чтобы приготовить завтрак. Выбраться из его рук непросто: как только я предпринимаю робкую попытку ускользнуть, он прижимает меня к себе ещё крепче. Чтобы уйти, мне нужно поцеловать его, усыпив бдительность. Растаять самой и мигом испариться.
Потом я сонно грею хлеб, ставлю чайник. К нему я возвращаюсь с чуть влажными волосами. Захожу в комнату и умираю от нежности: он перевернулся к стенке, а его руки обнимают воздух так, будто в них я. Я бужу его, чувствуя себя самым последним преступником. Мы идём завтракать, а одеяло ещё долго остаётся тёплым. Кажется, оно будет хранить наше тепло до самого вечера.
Конечно, мы неприлично часто игнорируем будильник и просыпаем всё на свете. Заставить себя открыть глаза совершенно невозможно: как только мы спустим ноги с кровати, нам придётся расстаться до самого вечера. Иногда я боюсь, что скоро нас обоих уволят с работы и выгонят из института. В такие моменты я думаю заказать в интернет-магазине убегающий будильник. Такой нужно долго догонять, чтобы выключить.
А началось всё с магазина. С того самого супергипермаркета. Однажды утром (тогда я ещё умела вставать рано) я гуляла там вместо захватывающей лекции по концепции современного естествознания и наткнулась на гениальное мусорное ведро. Жутко захотелось кому-нибудь о нём рассказать. И заодно посоветоваться. Стоило ведро недёшево – это были как раз те деньги, которые лежали у меня в кошельке. Я открыла ICQ в телефоне – в контакт-листе один Сашка был «он-лайн». «Хожу по супермаркету, тут суперское ведро с мордой тигрёнка вместо крышки», - написала я ему вместо «привет».
«Бери!» - ответил он.
«Я тоже так думаю!» - обрадовалась я.
Потом мы встретились на чьём-то дне рождения – общих друзей у нас всегда было ого-го. Мы сидели рядом. Помню, он поднялся, чтобы поздравить именинника, повернулся ко мне спиной. И мне вдруг до смерти захотелось запустить пальцы в его волосы и взъерошить их на затылке. Обнять за шею и вдохнуть запах его загорелой кожи.
Мы живём вместе недолго – месяца полтора. Я уже привыкла не краснеть, переодевая джинсы при Сашке, и покупать по дороге домой две упаковки «Чудо-молока» - ванильное и шоколадное. Привыкла забывать полотенце, чтобы погромче крикнуть из ванной: «Полотенце!» И ждать, когда он войдёт, закутает меня в махровую мягкость с головой и совсем как ребёнка отнесёт на руках в кровать. Привыкла к запаху базилика на разноцветной кухне, когда он колдует ужин. Привыкла оттирать от кафеля апельсиновый и помидорные кляксы.
Но однажды что-то пошло не так. Я проспала контрольную и смогла с первого раза выбраться из его рук: он недостаточно крепко меня держал. Я поставила чайник и по привычке провела рукой по столу – крошки прилипли к ладони. В кармане халата завибрировал телефон: «zhdu tebya na dekabrskie chtenija – v programme kofe, slojki s koricej I proshlogodnie dnevniki» - это сестра позвала меня на наши традиционные посиделки. Стало грустно: похоже, впервые за пять лет я пропущу любимую тёплую вечеринку, потому что сегодня мы с Сашей едем к его брату.
Я глубоко вздохнула и посмотрела на часы: до следующей пары сорок минут – я снова не успею выпрямить волосы. И в очередной раз что-то навру Ирке, которая мечтала прогулять со мной первую сегодняшнюю лекцию в сквере за универом.
Я подошла к окну и щёлкаю шпингалетом. Глубоко-глубоко вздохнуда морозный воздух. Поймала руками пару снежинок, обернулась и с минуту разглядывала сквозь дверной проём сладко спящего Сашку.
Вдруг порывом ветра с подоконника унесло маленького серого Собака. Того самого Собака, которого мне Ирка подарила на двенадцатилетие. Со дня нашего с Собаком знакомства мы не могли уснуть друг без друга. Когда появился Сашка, Собак переехал на подоконник. Мой мальчик не терпит быть не единственным.
Я попыталась спасти Собака, но не успела. Мне ничего не оставалось, кроме как стоять у окна и покорно смотреть, как по козырьку, подпрыгивая на круглых складках шифера, мёрзнет и мокнет мой плюшевый зверь в жёлтой кепке.
Мне захотелось разреветься. Стереть о подушку только что накрашенные ресницы и не пойти в универ. Включить музыку на полную катушку, «вытанцевать» из себя усталость и не готовить завтраков. Проснуться в шесть утра и уехать гулять в центр. На весь день. Или выйти на балкон без свитера и не услышать уговоров срочно одеться. Обернуться назад и увидеть на кровати Собака, который ничего не запрещает и не требует быть с ним 24 часа в сутки. И не обидится, если я не приеду ночевать.
Свобода, личное пространство, воздух – куда это всё подевалось? Почему в жизни дышать вторым человеком сложнее, чем в мечтах? Отчего вдруг так грустно?
Я закрыла окно, вытерла слёзы и поплелась на кухню. Разогрела вчерашний ужин, заварила чай, завела будильник на десять – для Сашки – и ушла.
В 10:00 мой телефон зазвонил его именем. Наверное, на том конце было запланировано изумление и возмущение. Я не взяла трубку – лекция. Вслед за звонком полетели смски – я не отвечала. Не хотелось врать. К обеду случилось затишье – я даже вздохнула.
В этот день я наконец почувствовал себя отдельной. Единицей. К вечеру это ощущение обострилось. И я поймала себя на мысли, что чувствую себя не самостоятельной, как раньше, а… оторванной, что ли.
Тогда-то я и поняла: мнимое безвоздушное пространство – это лишь сложности перехода от «я» к «мы». Временное. Нужно пережить. В тот же вечер мне до смерти захотелось оказаться рядом с Сашкой. «Esli ne obnimu tebya sejchas – umru», - набрала я ему замёрзшими пальцами. Он промолчал.
Домой я летела быстрее ветра. Хотелось успеть приготовить моему мальчику яблочный пирог и взять в прокате фильм, который ему точно понравится. Принять горячую ванну и ждать, ждать, ждать. Выключать радио каждый раз, когда внизу хлопает подъездная дверь, и прислушиваться. Я замирала в предвкушении того, как он войдёт в тёплую квартиру с мороза – холодный, пахнущий ветром.
Я накупила яблок, ванилина, корицы и бегом двинулась к дому. В окнах горел свет – хм, странно. Даже в коридоре было слышно, как голосит телевизор. И надрывается чайник. Сашка спал. Из-под подушки виднелся кусочек телефона, а на столике рядом высились горы пузырьков со всевозможными «Дляносами» и «Терафлю».
Я села на диван рядом с Сашкой и погладила его по волосам. Он потянулся, взял меня за руку и снова уснул. Я вдохнула запах его волос и разревелась. Как я могла даже подумать о том, чтобы уйти от него – такого родного, такого тёплого? В голове не укладывалось. Я укрыла Сашку пледом и легла рядом. Прижала его к себе и мысленно попросила простить меня за глупые мысли.
Я погасила свет, закрыла форточку, выключила телевизор. И заварила два «Терафлю» - по привычке.

08:45 

Как хочешь.

Jay Row
Какое же из тебя дерево, когда ты так согнулась?
Он уговорил меня встретиться в шесть. Вообще-то я не соглашаюсь на свидания после уличных знакомств. Номер даю, потому что проще дать, чем объяснить, почему нет. А потом просто динамлю или не беру трубку. А в этот раз сдалась. Почти сразу. Правда, сначала попробовала (неубедительно) сослаться на суперважную встречу с братом, которого не видела три года. Но он сказал, что ждет от меня не «да» или «нет», а «где» и «во сколько». И пообещал проводить, передать брату лично в руки

В переполненном супермаркете я сразу ее заметил. Хотя болел тогда жутко, и было не до чего. Она покупала шампанское, я задал какой-то банальный вопрос. Познакомиться с девушкой для меня никогда не составляло проблемы.

По дороге на свидание мне на глаза попался рекламный щит. На нем было большими буквами написано «Влюбляйся!» Я хмыкнула и подумала, что спасибо, как-нибудь в следующий раз. Но романтичная часть меня взяла верх. где-то кольнуло: может быть, это знак?

Я уговорил ее встретиться в шесть в центре. Собственно, это было не трудно.
Пока стоял в пробке, из профессионального интереса рассматривал рекламные щиты. Баннер сотовой компании советовал «Влюбляйся!». Избито.

Мы встретились в кофейне. Он был внимательным и ужасно смешным. У него темные, горячие глаза и ужасно обаятельная улыбка. Я даже старалась на него не смотреть. Странно, что я не заметила все это еще тогда, в магазине.
Мы пили коктейли и разговаривали. Был момент, когда мы замолчали. Я, пытаясь протолкнуть мелкие ледышки через трубочку, вдруг подняла на него глаза. Он улыбнулся, и я поняла, что влипла.


Было жарко. Мы пили ледяные коктейли, болтали о чем-то. Она заставляла меня пить маленькими глотками: у меня же и так температура. А летом, сказала она, болеть вдвойне противно. Не поспоришь. Но столько заботы… Я не привык.
Она все время смотрела в стакан и играла с трубочкой, а на меня не смотрела. В какой-то момент она быстро подняла голову и посмотрела мне в глаза. У нее был такой беззащитный взгляд! В голове пронеслось, что она будет легкой победой.

Про брата я что-то наврала. Он настоял, что проводит меня до дома. Солнце еще не село, мы шли по городу, и пили холодную минералку. На улице стояла настоящая жарища. Аналитически мыслящие жители сидели по домам под сплит-системами, и казалось, что в городе остались мы одни.
Солнце невыносимо жгло нам макушки. Мы брызгались минералкой и ловили белый тополиный пух. Он показывал, как танцует его знакомый, я падала со смеху. Когда солнце уже садилось, я рискнула второй раз посмотреть ему в глаза. Банально, но там прыгали огненно-рыжие блики заката. Я замерла. Никогда не видела ничего красивее.


После кофейни я проводил ее домой. Она стеснялась, как ребенок, когда я смотрел на нее отрепетированным влюбленным взглядом. Рассказывала что-то про институт, какие-то глупости.
В десять пришел однокурсник, мы поехали в клуб. Потанцевали, «расставили сети», с кем-то познакомились. Мы в этом деле профессионалы.:) Домой вернулись под утро. Увидел в телефоне ее sms и до меня дошло: я же обещал позвонить перед сном. Дурак.

Уже засыпая, я ощущала что-то, чего никак не могла себе объяснить. Только понимала, что сегодня что-то изменилось.
А утром меня разбудило предвкушение чего-то нового и адски приятного. Но спросонья непонятно было, чего именно. Я включила в голове «реверс», отмотала последние события и вспомнила. :) Я потянулась и замурчала от удовольствия.
Включила телевизор. Там был клип Reamonn. Пляж, море, влюбленные — обычная love story. Еще вчера такой клип вызвал бы только стеб. Но сейчас я вдруг увидела его другими глазами. Прочувствовала эту песню и эту простую историю каждой клеточкой. «You killed me with your smile».
И поняла, каким значительным становится все, когда любишь.


Я проснулся и первым делом отправил ей sms. Я часто так делаю: чтобы девочка думала, что я засыпаю и просыпаюсь с ее именем. И только и жду утра, чтобы послать сообщение, не нарушив приличий.
Написал ей, что вечером у меня поднялась температура, и я уснул еще до программы «Спокойной ночи, малыши». Она ответила смайликом. Как маленькая.

Все эти дни я даже не летала, а… Не знаю, как сказать. Не пе-ре-да-ть сло-ва-ми. Я смотрела на нас вместе в отражении витрин, и с трепетом понимала, что это – ОН.
Что это та единственная в мире частичка паззла с подходящими мне краешками. Нарисованный гуашью в моих альбомах. Это его я искала. В журналах, кино, среди друзей. Такого ждут все девочки, и я тоже ждала. Принц. Идеал. Мальчик моей мечты.


Я старался изо всех сил, мне почему-то было очень важно влюбить ее в себя. Я вспомнил все техники НЛП, все беспроигрышные ходы. Вытянул из нее максимум информации, и скоро уже мог составить целое досье. От места рождения до любимой марки обуви. Каждый день дарил ее любимые тюльпаны, смешил до потери пульса, и выглядел на все сто. На третий день пригласил ее домой, познакомил со всеми своими животными и рассказал пару историй из детства. Чтобы доверяла.

читать дальше

@музыка: Yann Tiersen - La Longue Route

@темы: Одиночество-лучшее время препровождение

если что-то ещё в этом мире и пахнет свободой, так это крыши© леннон

главная